Четверг, 23.11.2017, 03:10

Mr. Motilec

Главная | Регистрация | Вход
Приветствую Вас Гость
RSS
Категории раздела
РЕЛЬНЫЕ ИСТОРИИ [5]
В этом разделе я пишу реальные истории которые произошли со мной.
БОКС [5]
Пишу про бокс
НА ЗЛОБУ ДНЯ [4]
ПЕЧАЛЬНОЕ...
ПРО ЛЮБОВЬ [3]
Любовь)))...
ОЗАРЕНИЕ [4]
Пришло, но отпустило позже
РЕЦЕНЗИИ. [1]
РАССКАЗЫ [9]
Наш опрос
Оцените мой сайт
Всего ответов: 63
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Форма входа
Поиск
Календарь
«  Октябрь 2013  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031
Архив записей
Проза
Друзья сайта
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz
  • Проза


    Главная » 2013 » Октябрь » 22 » Пиццерия. Часть 1.
    Пиццерия. Часть 1.
    21:25
                                        Рассказ.
                                 Глава первая.
                      Здравствуйте. Даже не знаю, с чего лучше начать, наверное,  давайте начнём с меня. Меня зовут Александр, я менеджер небольшой московской пиццерии в одном из спальных районов нашей прекрасной столицы. У меня есть жена, ребенок, есть машина, которой было около пяти лет ещё при приобретении. Квартира, которую я делю с родителями и небольшая деревянная дача, больше похожая на избушку. Словом обычный, среднестатистический москвич, который таким бы и оставался до конца своих дней, если бы не одно но.  
                    Когда я сейчас пишу эти строки, мне кажется что выглядят они смешно, такое легкое начало для прекрасной повести или небольшого жизненного наброска. Хочется улыбнуться, представить незнакомого мне человека и сказать ему, всё будет хорошо парень. Не думай о том, что скоро ты будешь сидеть коленях и трястись от страха, чувствуя, что вот-вот твоего привычного мира не станет. Что в твоей голове пробежит все, дети, оставшиеся без отца, жена, не понимающая что дальше делать, мать, склонившаяся над твоим трупом. Фантастика? Увы, нет, это самая настоящая реальность.
                    Но вернемся к моей истории. Началась она неделю назад, когда придя в субботу утром на работу, я встретил нашего ночного охранника,  спешно собирающего сумку. Он как раз закончил свою вахту и видимо поджидал сменщика, который вот-вот должен был появиться.  Ситуация вроде бы вполне обычная, охранники всегда с нетерпением ждали своей смены, но вот Виктор Петрович никогда особо этим не грешил, кроме как в тот день. Мне ещё тогда показалось это странным,  к тому же не только поведение смутило меня, в глазах Виктора читалось что-то ещё, и имя этому страх. Только вот тогда я всё списал на усталость и острое желание увидеть родных. А ведь возможно останови его тогда, я смог бы хоть как то предотвратить смерть близких мне людей. Но я так не сделал, я лишь помахал на прощание рукой, встретив второго охранника, крепким рукопожатием.
                    Думаю, не стоит перечислять, что я делал в то утро. Путёвки на автомобили, составление графиков, подготовка машин, выдача талонов на бензин, это рутина, она происходит каждый день и настолько монотонна, что я почти не замечаю её. Разве что стоит отметить, что когда я спустился вниз, туда, где находятся раздевалки и склад, я не увидел привычных мне тарелок, которые Виктор как обычно оставлял на столе.
                    А ведь это было крупное событие, так как техничка Ольга Владимировна ненавидела убирать за охранником и будучи весьма пробивной женщиной, регулярно выносила мозги всей вышестоящей администрации, причем независимо от ранга. Особенно было неприятно, что я работал с администратором Еленой, единственной из руководства с кем Ольга была в более чем дружеских отношениях, вот и получалось, что утренние баталии доставались исключительно мне. В общем, всё говорило о том, что я просто обязан был обратить на отсутствие грязных тарелок и уже оттуда правильный вывод - Виктор не ел внизу.
                    Вместо этого я продолжил спокойно работать, принял поставку, забил склад под завязку новыми продуктами, после чего  быстро поднялся наверх. Наш директор не особо любил, когда кто-то из администрации задерживался внизу слишком долго, справедливо полагая, что мы можем побездельничать, поскрываться от его праведного взгляда и скажу вам честно, в этом он был не так уж неправ. Мы все как один предпочитали при любой возможности не попадаться ему на глаза.
                     Теперь немного о «нас», о администрации. Итак, я уже представился, меня зовут Александр Орешников, я менеджер и заведую доставкой пиццы. Второй менеджер - это Лилия Бортикова, девушка, обладающая воистину громовым голосом, при огромным багаже бранных слов. Вдвоём мы следим за пиццемейкерами и курьерами, обеспечивая работой всю доставку. Кроме нас, есть ещё два администратора, из моей смены Елена Панина, из Лилиной, Марина Моржова, обе девушки невысокого роста и также крайне визгливые. И замыкает наш небольшой отряд заместитель директора, Вадим Гаврилов, совершенно новый сотрудник, которого взяли со стороны. О нём я знал тогда крайне мало, потому что его совсем недавно взяли. Но если говорить о первом взгляде, то, пожалуй, он мне не понравился, что-то в нём было нехорошее.
                    Итак, поднявшись наверх, я вежливо поздоровался с директором, затем дождался пока он уедет, после чего  сел заполнять таблицы с продуктами, так мы следили за недостачей, стараясь ликвидировать пропажу на самой ранней стадии. Смену мне сдали тогда отлично, Лилия вообще с этим справлялась прекрасно, выдавливая из людей максимум производительности.
                    Зимой, суббота крайне тяжелый день, с максимальной выручкой и максимальной работой, ибо клиенты просто обожают доставку в холод. Но в этом есть и положительная сторона, день летит крайне быстро, и если ты не являешься поклонником своей работы, то такому обстоятельству ты будешь неизменно рад. Везде есть положительная сторона, главное её найти и на ней сфокусироваться. Что я обычно и делаю.
                    В обед я помню, нам привезли как обычно, месиво из вчерашних тефтелей, супа харчо и салат, от которого воняло почему-то мясом. Словом день шёл как обычно, без форс-мажоров. Разве что небольшая царапина на одной из машин, но это так, мелочь. Главное началось вечером, когда я пошёл на склад пересчитывать товар. Делаю я это обычно во вторую смену, но в тот раз, решил сделать и в первую. Зря.
                    Хочу ещё отметить, что я понятия не имею, почему это началось, у нас не было ни грозы, ни метеорита, ни кладбища под землей, наша пиццерия работает около десяти лет и никогда не происходило ничего подобного. Я это к тому что о всех фильмах всегда проходило что-то, что хоть как-то намекало на причину того или иного действа, а но у нас ничего такого не было.  Разве что с утра пошёл небольшой дождь, но это обычная непогодица.
                     Первое наше свидание или знакомство началось со звуков, обычных глухих звуков. Это были даже не шаги, так, стихийные постукивания, которые никак нельзя назвать чем-то упорядоченным. Словно кто-то бился о стены, пытаясь нащупать проход. Я тогда стоял в комнате с продуктами, а звуки шли из самой дальней, третьей комнаты, где были мопеды, тележки, шины, мешки с рекламой, в общем, всё, что мы доставали крайне редко, а то и вовсе оставляли гнить. Поначалу я не обратил на них никакого внимания, но потом, решил всё-таки проверить, уж больно они были настойчивыми. И какого во же было моё удивление, когда едва я приблизился к порогу, как всё сразу стихло. Настала поистине гробовая тишина.
                    Свет я не включал, для меня тогда хватало и света из продуктовой. Она как раз освещала часть проходной и давала возможность не спотыкаться при входе на склад.  Только вот дальнюю кладовую она не освещала полностью, и я лишь мог вслушиваться в тишину, выслушивая новые шумы. Но их не было. Немного поразмыслив, я продолжил считать. В тот день больше ничего не происходило, звуки меня больше не беспокоили, а день закончился непродолжительной задержкой припозднившегося курьера.
                    Лишь дома, когда я почти засыпал, я ещё раз вспомнил о глухих ударах, когда капли дождя забили в стекло. 
                                                                                        Глава вторая.
                    Вторая смена всегда отличается от первой. А особенно если это воскресенье. Во-первых, заказов значительно меньше, а во-вторых, вместо директора заместитель, что так же влияет на ситуацию в целом.
                    С утра можно и покурить и посидеть, и не спеша заполнить все документы, а потом ещё и потрепаться с курьерами. Можно говорить абсолютно о чём угодно, спокойно вглядываясь в безоблачное лицо начальства. Я сам по себе не очень люблю строгую дисциплину, предпочитаю товарищеское панибратство и работу в команде. Оттого и развожу её как могу. Да и зам был не против, он увлекался спортом и предпочитал давить на персонал чисто физически, а не с помощью администраторского ресурса. Вот и получалось что воскресенье и понедельник, когда директор отсутствовал, мы работали на спокойной, расслабленной волне.
                    В тот день всё начиналось хорошо, я помню что, спустившись попить чаю, я ещё задержался примерно до десяти тридцати, подождав вечно опаздывающую Елену. У подруги был вечный дефицит свободного времени, отчего она так и норовила хапнуть кусок рабочего. Зато пообщался с замом, который тоже любил попить чай с утра.
                    Вадим был около метра восьмидесяти, русый, среднего телосложения. Имел небольшой шрам на нижней губе, короткую стрижку и небольшие, редкие усы. Тем утром он был как обычно весел, беспрестанно шутил, периодически вставляя в свой шумный монолог анекдоты. Однако эта веселость вовсе не означала что следующую минуту, Вадим снова предстанет перед нами с улыбкой, как успели уже все заметить, настроение этого парня, менялось с поразительной скоростью.
                    После к нам спустилась Елена, которая как я уже говорил, была невысокого роста. Однако это не означало, что в этом был большой минус, Панина, выглядело очень неплохо, сохранив все пропорции красивой, но маленькой девушки. Плюс у неё были очень милые, большие глаза, так что можно было с большой уверенностью назвать её очень милой или даже красивой.
                    Улыбнувшись, она не стала тогда садиться к нам за стол, а сразу пошла в раздевалку. Невольно проводив её взглядом, я заметил, что возле запертых дверей она неожиданно остановилась, словно к чему-то прислушиваясь. Но затем снова пошла к своему шкафчику. Меня тогда опять посетила тревога, ожидание чего-то плохого, которая уже успела засесть глубоко внутри меня. Как будто вот, что-то просто обязано произойти и я лишь молча, стою и наблюдаю за его началом. Вадим же объяснил мою задумчивость иначе. Тронув меня за локоть, он подмигнул в сторону Ленки, подняв вверх большой палец.
                    День пролетел быстро. Во многом это происходило благодаря должности, так как в отличие от большинства персонала я могу свободно перемещаться по всей пиццерии, попутно общаясь с разными людьми. Кухня, производство, курьерская, опять кухня, бар. Все эти места целый день сменяли друг друга, спасая своего любимого менеджера от скуки. Нет, работа у нас, конечно же была, но вовсе не она самый страшный враг. Самый страшный враг это скука, которую необходимо было давить ещё в зародыше. Оттого я и бродил с места на место, выискивая себе небольшие развлечения.
                    Особенно меня радовала официантка Римма, это бойкая сирота, как я узнал немного позднее, обожала спорт, и по вечерам занималась в своем дворе упражнениями. Как у неё это получалось было непонятно, Римма, была симпатичная на лицо и в принципе на фигуру, так что была вполне желанным объектом для всякого рода насильников и вообще хамов. Единственный её минус это небольшая косолапость вследствие крайне кривых ног, но мне это даже нравилось, хотя до неё я кривых считал полными уродищами.
                    А потом настал вечер, когда я снова должен был идти на склад считать товар. И будучи ещё убежденным, что мои странные мысли не что иное, как плод фантазии, я смело пошёл вниз. И там, оставшись наедине с тишиной, я вдруг понял, что не один. Я не могу вам объяснить, как именно я это понял, может быть, во мне проснулись древние инстинкты, как у антилопы, которую выслеживает леопард или это было видение свыше, это и не столь важно, главное во мне появилось стойкое убеждение, что я не один.
                    Уловив неприятное ощущение чужой близости. Я огляделся. Так уже было когда-то давно в моем далеком детстве, когда я был уверен в том, что за шторой кто-то стоит и по совету отца, подошёл и отдернул её. Возможно, если бы там кто-то был, я бы, и умер на месте, но там никого не оказалось и я спокойно, уверенно лёг спать. Всю ночь, чувствуя себя героем. Но с тех пор прошло много лет, умер мой отец и надвигающийся страх, вовсе не опасался моих детских подвигов. Он е боялся ничего, наоборот он сам стремился выйти из-за шторы.
                    Стук. Снова стук. Как капли о стекло. Сравнение из прошлой ночи, когда я перед сном посмотрел на окно. Только тогда это было нормально, а сейчас нет. На улице не было дождя, и я не мог объяснить причину их возникновения. А между тем, глухие удары продолжали испытывать моё терпение, нервно барабаня почему-то твердому. Наконец я не выдержал и направился в дальнюю комнату. Но то, что я увидел, моментально остановило меня. Там, внутри, где-то ровно посередине на меня смотрело два красных глаза.
                    Остановившись, я едва не выронил тетрадку. Склад всегда для меня привычный теперь показался совершенно чужим. Похолодев, я испуганно прижал тетрадь и закрыл глаза. Этот был самый трусливый поступок, который я совершал за последние лет десять. Я сделал это с одной единственной целью, остановить, убрать из моего мира это видение. Я не хотел проверить галлюцинация это или нет, я просто испугался. Я молил лишь о том, чтобы, когда я  снова открою глаза, передо мной никого не было, чтобы склад оставался таким же привычным и пустым каким он был на протяжении многих лет. И мне повезло. Когда я открыл глаза, никого уже не было. Я выдохнул и попятился к двери.
                    Поднявшись на ступени, я сел и закурил. Сердце стучало так, что казалось вот-вот случиться сердечный приступ. Руки мои тряслись. Эти два огонька напугали меня так, как лишь пугает ребенка дикая собака, незаметно подкравшаяся сзади. Мимо прошёл курьер. Он был безмятежным, задумчивым. Он хотел пить. Я улыбнулся. Я понимал, что мне уже не надо было идти на склад.
                    Заканчивая смену, я был рад. Мой мозг, сознание сумело отгородиться от произошедшего большой стеной, придумав тысячу причин по которым могло произойти это событие. И что оно обязательно будет одиночным. Что склад это случайность игра фантазии, ведь мир давно изучен и уж точно не наш склад будет его чем-то удивлять. И только в самом дальнем уголке, мое сознание как бы говорило, что в мои выходные, на склад спуститься кто-то ещё, кто также может повстречать это существо. И вот тут-то и случиться огласка, которая и вытянет ситуацию на нужный уровень. Когда не надо будет ничего скрывать и бояться выглядеть сумасшедшим. О как же я ошибался.
                    Первый выходной я провёл просто чудесно. Моему дитю было около двух лет, он выговаривал отдельные слова, вроде как понимал, что я от него хочу. Дети вообще крайне забавные существа. К тому же он был так похож на меня, этакая копия, которая может быть лучше оригинала. Потому что, желая повторить оригинал, любой мастер старается копировать только лучшие черты. Он и жена, самое ценное, что есть в моей жизни. Ни деньги, ни что либо другое , этого не заменит. Это моё второе сердце, которое, как и первое позволяет мне жить. Общаясь с ним, я почти забыл о страхах, сила которых заметно стихла на эти два дня.
                    А потом был звонок. Где Лиля в бешенстве пыталась объяснить мне, что если я вдруг хочу заняться какой-либо хренью на дальнем складе, то я всегда должен знать две вещи, во-первых, за собой надо всегда убирать, а во-вторых, желательно поставить в курс дела остальных менеджеров. Так как если я вдруг забуду убрать, то я, хоть смогу им позвонить и предупредить их об этом.
                    Я не знал, что ей ответить. Да и мне было не до этого, ведь если судить по её наблюдениям, т на складе действительно кто-то был. Кто-то явный, кто может двигать предметы, может передвигаться. Кто может подойти к тебе. Я опустил трубку вниз. У меня возникло странное ощущение, что всё это неправда, что я сплю. Тем временем трубка продолжала что-то бубнить, а потом пошли короткие гудки. Моя психованная коллега, не смогла больше сдерживать свои эмоции. Впрочем, я её не виню, мне бы тоже не понравилось, если бы кто-то не убрал за собой.
                    Думая об этом, я вдруг понял, что и этому зверю или существу, также может не понравиться её хозяйское поведение. Я живо представил, как оно сидит и наблюдает за тем как Лилия, убирает мусор. Тогда же пришла и трусливая мысль, что было бы очень неплохо, если тварь на неё напала, тогда мне бы точно не пришлось идти на работу.
                     После пришёл мягкий, приветливый семейный вечер, где я сидел со своей женой и наслаждался обычной семейной мелодрамой. Пришлось даже немножко поплакать, чтобы составить ей компанию. Больно она у меня плаксивая. К концу фильма, обняв её за плечо, я воткнулся носом в прядь её черных волос и несильно дунул, разгоняя их в разные стороны. Она лениво повернулась и улыбнулась. Её красивое лицо мгновенно преобразилось в нечто волшебное, сверхъестественное. Такое что не подлежит сомнению. В то, что реально существует хоть и кажется нереальным.
                    Неужели монстр это плата за такое удовольствие?
                                                                                        Глава третья.
                    Суббота, воскресенье, понедельник, вторник и вот уже среда. Время летит мгновенно, оставляя нам лишь то, что мы успеем отхватить своей жадной памятью, будь то семейный праздник или экстремальное путешествие вниз по горке. Для каждого свое. Что касается меня, то больше всего я люблю вспоминать о жене и ребенке, они всегда грели меня в трудное время. Это самые верные, самые лучшие друзья.
                    Но в ту среду я думал лишь о том, что рано или поздно мне придется спуститься в подвал. И даже мысли о семье не могли уберечь меня от этого, даже наоборот, я старался как можно меньше думать о семье, словно страх мог загрязнить их, испачкать. Даже днем, когда я проходил мимо подвальной двери, чтобы забрать кошелек из раздевалки, я интуитивно блокировал все свои приятные воспоминания, оставляя сплошную тишину и тьму.
                    И наверно оно это почувствовало. О, да я хорошо помню, как я почувствовал его близость, словно его дыхание проходило сквозь плотную деревянную дверь, обдавая меня своим жарким, тошнотворным теплом. Я прислушался. Тишина. Затем я совершил ещё один смелый поступок. Я посмотрел в щель между дверью и потолком. Тьма, пустая, поглощающая тьма.  Как глупо бояться, подумал тогда я и улыбнулся сам себе. На мгновение мне показалось, что можно смело открыть двери и войти внутрь, что меня никто там не ждет. Но я ошибся, оно появилось.
                    Это было медленно. Глаза твари не светились, они были вполне обычные, почти человеческие. Разве что зрачки были заметно меньше и белки отдавали чистейшей белизной. Вглядываясь в меня, оно медленно моргнуло. Его зрачки устали и эта мысль резанула меня так сильно, что я едва устоял на ногах. Оно устаёт! - подумал тогда я.  «Оно такое же живое, как и я, как и любое другое живое существо. Но как? Как это возможно. Ведь оно не выходило со склада и появилось там совсем недавно. Может там есть потайной ход, может, стоит его осмотреть? Но опять же, вряд ли Лилия, самый старый наш сотрудник не смогла найти его. Она же только вчера мыла там полы» - мысли неслись быстрее ветра. И я понемногу стал отходить от двери. Оно смотрело на меня и моргало. Теперь перерывы стали совсем небольшие, словно оно отдыхало после того как победило меня в переглядывании.
                    Поднявшись из подвала, я зашел в курьерскую и подсел к ребятам. Мне хотелось побыть в их кампании, послушать человеческую речь.  Они всегда много шутили, смеялись как над своей работой, так и ролью в обществе, в котором они были лишь мелкими посыльными. У них был неиссякаемый запас открытости и смеха над правдой, ведь только так они могли продержаться наплаву.
                    Но не только глаза запомнились мне в ту среду. Сидя с курьерами, я краем глаза увидел, как Вадим пошёл в подвал. Быстро, резко, Вадим в два шага, перемахнул через лестницу и забренчав ключами, начал возиться с замком. С ним  у него всегда были проблемы, хотя порядок ключей там никогда не менялся. Так, например, желтый от подвала, всегда висел перед большим от кухни. Совершенно забыв про парней, я тут же поспешил за ним. Выглядело это конечно странно, но это меня уже не волновало, я хотел, во что бы ни стало остановить его.
                    Услышав меня, Вадим обернулся. Ключи так и остались в замке. Чувствуя, что я просто обязан хоть что-то сказать, я первым нарушил тишину.
                    - Ты за рекламой? – спросил я.
                    - Ну да, а что хочешь принести её сам?
                    - Нет – тихо ответил я. Быстро ища возможность хоть как-то задержать его возле двери. Я понимал, что рано или поздно он всё равно туда зайдет, но мне казалось, что если я его задержу, то потом я как-то смогу ему объяснить причину моего страха. Который на данный момент казался крайне сомнительным. Что-то на складе, курам на смех, в такое даже сатанист не сразу поверил бы.
                    - Спасибо и на этом – буркнул Вадим, ещё раз внимательно на меня посмотрев. Он почувствовал, что со мной что-то не так и это его насторожило.
                    А между тем, за его спиной, в той же самой щели, где и прежде, я увидел всё те же два немигающих глаза. Только сейчас в них появилась небольшая перемена, чистейший прежде белок, покрылся  ярко-красной сеткой.
                    - Эй, ау – Вадим помахал перед моим носом рукой – с тобой всё в порядке, что-то ты сегодня крайне странный. Саша, ты не перетрудился ночью, а?                                        
                    - Там, глаза, сзади тебя – выдавил я. Глупо, бессвязно. И так медленно, что после того как они исчезли, прошло как минимум секунд двадцать, прежде чем Вадим обернулся.
                    - Глаза, говоришь. Понимаю – засмеялся он - только вот я даже в бога не верю брат. Но предлагаю тему развить, давай так, я закроюсь там, а ты приведешь Ленку, и когда она войдет, я устрою ей самые качественные глаза. Вот увидишь, визг резаной свиньи так, небольшая разминка. Согласен?
                    - Нет. Не надо – ответил я провожая его взглядом обратно к двери.
                    Тогда, ровно, как и сейчас я понимал, что я не смогу его убедить не ходить туда. Хотя сейчас я бы ни за что не отпустил его одного. Но, увы, время не вернуть и когда он вернулся, я понял что там, в подвале, помимо тишины и собственного атеизма, Вадим встретил кого-то ещё. Кто заставил его уронить стопку картонных коробок и прижаться к стене, оставив на ней, немного своей крови. Небольшая ссадина, как позже заметил он, потирая голову. Только вот, получить её, можно было, лишь пятясь, да так быстро, что встречая поддон, вы его не касаетесь, а прямиком летите к стенке.
                    А самое печальное, что перемену почти никто не заметил. Да и как её было заметить, если кроме редкого взгляда в нём ничего не изменилось. Движения, манера речи, всё было как обычно, даже шутки были как прежде. Только меня не было уже обмануть, я кожей почувствовал его перемены. И когда вечером он позвал Панину в подвал считаться я пошёл вместе с ними.
                    Боялся ли я? Да, конечно. Считал что он меня победит? Да. Так что же спросите вы, заставило меня туда идти? Увы, но я не могу вам точно ответить. Это могло быть и желание защитить Панину, и страх одиночества, ведь по горькому опыту я понял, что с тварью человек не должен оставаться один. И тогда это помогло, ничего кроме озлобленного выражения Вадима мы не получили, даже тварь не вылезла, предпочитая отсиживаться на дальнем складе. Тогда мне показалось этой победой, но уже на следующий день, в четверг я понял, почему так произошло.  
                    Первые  догадки начались утром. Когда на складе сильно ослабло чужеродное присутствие. На время мне даже показалось, что всё, кошмар кончился, так как не только следов, но даже шумов я не обнаружил. Всё было как прежде, тихо и умиротворяющее. Я даже прошёлся по дальнему складу в полной темноте, настолько сильно возросла нахлынувшая туда безопасность.
                    Ох, как я был доволен. Я не помнил себя от радости, я чувствовал, что враг, который был почти недосягаем повержен. Что всё закончилось, и я могу снова спокойно работать. Так я думал до трёх часов дня пока не пришёл Вадим и не протянул мне перебинтованную руку, сильно поцарапанную его любимым, сибирским котом. А ведь он любил его, рассказывал о нём смешные истории, постоянно повторяя, что кроме рыбы он почти ничего не ест. А тут вдруг случайно оцарапал, да так сильно, что аж руку пришлось перебинтовать.
                    Размышляя над этим фактом, я пришел к мысли, что тварь никуда не ушла, а лишь ослабла, потратив слишком много сил на заражение Вадима. Который теперь либо будет действовать в одиночку, либо зачастит на склад, ожидая восстановление хозяина. Первый случай был бы конечно перспективнее, потому что воевать сразу с двумя намного тяжелее. Да и если уж совсем на чистоту, я вообще не представлял, как мне удастся очистить склад, ведь там оно принимает разные формы. Как бы заражая больше место, нежели предметы. Поэтому я и решил выждать немного. Благо смены совпадали, так как и на пятницу и на субботу, в которые Вадим стандартно отдыхал, у меня тоже падало по выходному.
                    Пламя, вот что лезло мне в голову все выходные, обжигающее, острое, кричащее пламя. Целительный огонь, который должен сожрать всё, и тварь и стены и пол. Огонь уничтожает всё, только пепел остается после него. Нет такого, что устоит перед ним.  Другое дело как это сделать. Как принести бензин, как залить им подвал, так чтобы никто на тебя не напал, как сделать, чтобы не отсиживаться потом в тюрьме за свои дела. Выработать стратегический план оказалось куда сложнее, чем родить первоначальную идею.
                    Хотя признаюсь что ближе к второму выходному, я подумал что проще уволиться. Кто знает, может огонь, вовсе не уничтожает это зло. Ведь я нисколько не знаю его природу, человечество вообще ещё не сталкивалось с этим. Так почему же я решил, что элементарный огонь, который даже не может победить некоторые виды бактерии, способен уничтожить мистическую тварь? Это больше походило на самообман. Внутренне убеждение в собственной силе. К тому же опять же следовало убедиться, что на складе что-то есть.
                    Но пока ни Вадим, ни его частые прогулки уда меня не беспокоили. Я был вне этого, я отдыхал с семьёй. Отдыхал ровно два дня, пока снова не погрузился в хаос.
                                                                         
    Категория: РАССКАЗЫ | Просмотров: 300 | Добавил: motilec | Рейтинг: 0.0/0 |
    Всего комментариев: 0
    Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
    [ Регистрация | Вход ]
    Copyright MyCorp © 2017
    Сайт управляется системой uCoz