Вторник, 17.10.2017, 01:16

Mr. Motilec

Главная | Регистрация | Вход
Приветствую Вас Гость
RSS
Категории раздела
РЕЛЬНЫЕ ИСТОРИИ [5]
В этом разделе я пишу реальные истории которые произошли со мной.
БОКС [5]
Пишу про бокс
НА ЗЛОБУ ДНЯ [4]
ПЕЧАЛЬНОЕ...
ПРО ЛЮБОВЬ [3]
Любовь)))...
ОЗАРЕНИЕ [4]
Пришло, но отпустило позже
РЕЦЕНЗИИ. [1]
РАССКАЗЫ [9]
Наш опрос
Оцените мой сайт
Всего ответов: 63
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Форма входа
Поиск
Календарь
«  Октябрь 2013  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031
Архив записей
Проза
Друзья сайта
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz
  • Проза


    Главная » 2013 » Октябрь » 22 » Пиццерия. Часть 2.
    Пиццерия. Часть 2.
    21:27
    Глава четвертая.
                    Пока я шел на работу, я думал -  а почему это не может быть сам сатана? Его никто не видел, его никто не знает, суть его не известна человечеству. Может он и начинает свой апокалипсис именно с малого, с пиццерии, может, стоит сообщить об этой угрозе всему человечеству, а не пытаться бороться с ней в одиночку. А может, стоит опять же уволиться? Ведь сатану невозможно победить человеку. Хотя с другой стороны, Вадим тоже из мяса и кости, он также смертен и его смерть вполне предсказуемая вещь. Во всяком случае, если бы сатана был бы так всесилен, он давно бы размазал меня по полу, а не пытался заражать моих коллег.
                    Логика была проста и понятна. На ходу я вообще лучше всего думаю, и с легкостью прорабатывая сложные логические цепочки. Вадим я встретил ещё на крыльце, он стоял и задумчиво вглядывался в очередное воскресное туманное утро. Я хорошо помню наш тогдашний разговор. Он ещё, первый повернулся ко мне и спросил.
                    - Ты что больше любишь  - дождь ночью или туман утром?
                    Возможно, в другой раз я бы ему ответил  с сарказмом или вовсе промолчал, но в силу недавних событий, я решил действовать более открыто, раз уж мой враг знает, что его небольшой секрет мне известен.
                    - Утро, я больше люблю туманное утро  – ответил я вглядываясь в его расширенные зрачки.        - А я вот дождь, его барабанный бой меня успокаивает, сразу хочется закрыть глаза и уснуть.
                    - Иногда их стоит держать открытыми – резко ответил я и прошел внутрь. Он так и остался на крыльце.
                    Дальнейшие часы описывать не стоит, скажу лишь главное, вечером, я понял, что снова проиграл. Это произошло, где-то около восьми, когда я сидел на кассе, меняя кассира. Я ещё тогда не слепо верил своей интуиции и решил дождаться Анастасии и уж тогда проверить всё получше, я думал секунды ничего не решают, я ошибался.
                    Вернувшаяся Настя, наш второй кассир была такой бледной, что ей даже объяснять ничего не пришлось, я сразу понять куда бежать. Ведь кроме как у лестницы она нигде не была. А лестница прямой путь к раздевалкам и подвалу.
                    Перепрыгнув пролёт, я почти подлетел к подвальной двери, но тут же замер на пороге, там внутри, нисколько друг друга не стесняясь, мило стояли и беседовали Панина и Вадим. Всё выглядело очень спокойно, заместитель директора и администратор обсуждают проблемы связанные с пересчётом склада. Вполне нормальная процедура, если бы не одно но, у виска Паниной была кровь, она стекала по наскоро протертой коже, сопротивляясь грязи и пыли. Лена, пыталась не обращать на это внимание и увидев меня махнула мне рукой. Она звала меня, хотела, чтобы я перешагнул этот порог, чтобы очутился там, внутри, вместе  с ними, такими добрыми и хорошими моими знакомыми.
                    Прошло ещё несколько минут. Вадим мягко положил ей руку на плечо, и издевательски поглядывая на меня, вытер ей кровь. Зло, посмотрев на него, Панина снова повернулась ко мне. Я понял они разные, у них разные характеры, подходы, ЭТО не стало менять их полностью, оно лишь вселило в них зло. Панина, как и прежде, хотела взять улыбкой, в то время как Гаврилов давил силой, ликвидируя моих ближайших коллег. И как я уже понял, на очереди была Анастасия, именно с неё она начнёт в следующий раз. Только теперь это будет происходить гораздо быстрее, так как их двое. А значит, в следующий раз они смогут работать вдвое эффективнее и быстрее. Геометрическая прогрессия, вот что было в ближайшем моём будущем.
                    Придя домой, я сел на кухне и опрокинул стакан с водой. Я боялся пить. Я знал, что это не выход. Что мир дрожит и разваливается, как большой карточный домик. К чёрту, в тот вечер я решил, что обязательно найду в Анастасии союзника, что всё сделаю, чтобы её не затащили на склад. Частично они мне сами в этом помогли, крепко перепугав её, бедная девочка даже по указанию администратора туда не пойдет, уверен, предпочтёт увольнение.
                    В ту ночь я спал плохо, снилось, что я стою посреди темной комнаты и слышу крики, шепот. Меня звали, просили помочь, пару раз коснулись, а не мог даже шевельнуться, так лишь бороздил глазами темноту. Правда голос я всё же различил, это был наш охранник, и как мне показалось очень напуганный и заспанный. А позже, на миг я разглядел его бледное лицо, утаскиваемое куда-то в тьму. Сон оказался вещий, потому что, придя утром на работу, я понял, что и охранника я упустил.
                    И что же делать спросите вы? Ибо постепенно пиццерия становилась всё больше и больше похожей на скотобойню для не зараженных адом душ. Увы, я не знал. Каждый день, каждое утро, каждая минута несла лишь новые жертвы среди наших работников, ослабляя меня и то доброе, что осталось. Даже в тот понедельник, ещё не отойдя от потери охранника, я лишь кое-как сумел убедить Анастасию не увольняться, но не более, девочка даже толком не уверовала в мои слова. Боже, я даже передать не могу, как она на меня смотрела, казалось, что вот-вот и она выбежит с криками он сумасшедший.
                     Уберег Анастасию, потерял охранника. День был не самый выигрышный, но зато у меня появился какой-никакой союзник. Это заметно увеличивало мои шансы, так как я уже решил, что сдаваться не собираюсь. Хватит бегать, нужно принимать бой. И нас уже двое. Вместе мы сможет убедить остальных быть повнимательнее или хотя бы не ходить в подвал без надобности.
                    На выходных мне опять позвонила Бортикова с кучей ненужных ругательств. Она была просто в бешенстве, увидев подвал в неподобающем виде. С ней было сложно работать, держа трубку, я даже наделся, что вот-вот подойдёт охранник и она, наконец, заткнётся. Но, увы, нечисть не спешила. Видимо она решила мучить меня не только кошмарными видами своего злодейства, но и тем, что называется неадекватностью сексуально неудовлетворённых пожилых женщин. Зло знало, как подойти с пыткой, уж это оно могло.
                    Была и другая версия, Бортикова была татаркой, то есть мусульманкой. Возможно, наш бес не брал заказы со стороны, предпочитая действовать согласно адскому контракту. Смешно, но я лишь строил догадки. Я и сейчас их строю, это всё что мне остается делать. Так как затем оно проникло ко мне в дом.
                    Я до сих пор вижу кровь, крики, вижу как  я бегу и мажусь в большой кровавой луже. Хочу подняться и не могу, слишком мокро, слишком неудобно для ходьбы. Хрип, свист, выходящий через пробитое легкое воздух. Жена, которая не может понять, что смерть её ребенка, уже свершившийся акт. Что он уже не человек, что его красные глаза, пронзали мрак ночи, когда он поднялся под давлением твари засевшей глубоко в нём. Но я справился, как Каин убил сына, уничтожил пристанище этой твари, и ни что, никакой взгляд не смог остановить меня. Но простите, слишком тяжело это описывать, зато проще другое, то, что я потом сделал. Как на следующее утро, я снял топор с пожарной доски и вошёл в подвал.
                    Всё, хватит, сказал я себе – «я больше не буду лебезить, перед ней, ведь тварь переступила порог, забрав мою семью». Войдя внутрь, я увидел Панину и стоящего спиной охранника. Размахнувшись, я со смаком всадил металл в череп ничего не подозревавшего Миши, кажется, так его звали. Он даже не крикнул, лишь хруст, да кровь шепнули о его кончине. Забившаяся в угол Панина просила, умоляла, она говорила, что пришла так рано, потому что в тайне прелюбодействовала с этим молодым человеком. Да, я видел, что он и она были без трусов, но это не означает, что только это ей движет, тварь решила развлечься, она жаждала совокупления своих рабов. Пара взмахов и я уже с гордостью всматривался в мрак этого подземелья, я был готов, я созрел для финальной битвы. Я умылся крою своих темных жертв и никто, и ничто не может победить меня в таком облачении. Размахивая топором, я кричал, звал чудовище, но трусливая погань, снова и снова взывала к своим рабам посылая мне сперва техничку, а затем, затем моё самое вкусное блюдо. Гаврилова.
                    Что он мог поделать, лишь оцепенеть от ужаса. Узреть во мне свою погибель, свет, обращенный против него. Я был готов к этому, он нет, он позорно попытался спастись бегством. Я всадил ему топор как раз промеж лопаток. Точно в позвоночник. Умер он не сразу, я даже успел выдернуть металл из кости. Опять хрипы стоны, всё повторялось как во сне, но теперь я уже не был тем обездвиженным истуканом, я был карающим мечом. Я резал и уничтожал тьму, пришедшую откуда то из самых дальних углов ада.
                    Закончив с телами, я открыл газ. Спасительный огонь должен был очистить это место, уничтожить тварь полностью, сжечь до основания её логово, откуда она питалась и пополняла силы. И это у меня получилось, взрыв получился такой силы, что в близстоящих домах вылетели стекла. Об этом ещё писали в газетах, как и обо мне, правда, перервав всё что возможно. Но я не сержусь, суть поступков не в том, чтобы обо мне писали правду в газетах, а в уничтожении подвального монстра.
                    Так что, пожалуй, стоит вернуться к сегодняшнему моему состоянию, когда я сижу, пишу этот небольшой дневник. Вы спросите, почему я это делаю? Может мне стало скучно в стенах моей больницы? Увы, нет, нет, я привык и к еде и к отношению. Даже то, что в меня периодически вставляют пластмассовую трубку, чтобы я мог быстрее справлять нужду, уже не тяготит меня. Я понимаю, что так надо, что это прямое распоряжение от руководства, которое щедро спонсируется деньгами родственников убитых. Дело в другом, перед своей скорой кончиной, которую я вот-вот попытаюсь совершить, я хочу, чтобы дневник дошёл до вас, так как сегодня я увидел страшное, я увидел, что тварь жива. Я увидел её в зеркале.
    Категория: РАССКАЗЫ | Просмотров: 240 | Добавил: motilec | Рейтинг: 0.0/0 |
    Всего комментариев: 0
    Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
    [ Регистрация | Вход ]
    Copyright MyCorp © 2017
    Сайт управляется системой uCoz