Суббота, 23.09.2017, 15:50

Mr. Motilec

Главная | Регистрация | Вход
Приветствую Вас Гость
RSS
Категории раздела
РЕЛЬНЫЕ ИСТОРИИ [5]
В этом разделе я пишу реальные истории которые произошли со мной.
БОКС [5]
Пишу про бокс
НА ЗЛОБУ ДНЯ [4]
ПЕЧАЛЬНОЕ...
ПРО ЛЮБОВЬ [3]
Любовь)))...
ОЗАРЕНИЕ [4]
Пришло, но отпустило позже
РЕЦЕНЗИИ. [1]
РАССКАЗЫ [9]
Наш опрос
Оцените мой сайт
Всего ответов: 63
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Форма входа
Поиск
Календарь
«  Март 2015  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031
Архив записей
Проза
Друзья сайта
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz
  • Проза


    Главная » 2015 » Март » 3 » Ведьма. Глава 1.
    Ведьма. Глава 1.
    19:50

    Памяти Ганса Христиана Андерсона. 

    Ведьма.

    Глава первая.

    Она услышала шум, приближающийся толпы задолго до того, как увидела огни пылающих во тьме факелов. Сначала это был странный фон из далеких, еле пробивающихся звуков, потом он сменился на более отчетливые, но единично прорывающиеся крики, потом он стал монотонным, мощным, четко откалиброванным гудением.  Словно это был рой огромных пчел,  который летел уничтожать её.

    Изабель, та кто уже несколько дней будоражила всю округу, быстро поднялась с травы. Ей следовало спешить, горожане четко знали куда идти, и ничего не могло их остановить, ни ночь, ни священный страх перед местностью топких болот, они твердо уверовали словам инквизитора, и высоко подняв факелы, направлялись к их избе. 

    Насчитав около пятидесяти огоньков, она бросилась к матери. Старая пожилая женщина, уже второй день не вставала с постели, мучаясь ужасной болью. Ни травы, ни всё их познания не могли облегчить её страдания, оставляя несчастной лишь слепую надежду на скорую смерть. Но даже это, было не столь страшным, по сравнению с тем, что приготовили ей эти люди.

    Огонь. Страшное пламя ненависти и злобы, которые они выплеснут на деревянную крышу, вмиг озарит несчастную всеми муками ада, заставив сжариться живьем. Изабель, наклонилась к матери, несчастная была в полубреду, и уже совсем её не узнавала, прося воды и избавления.  Слыша приближающиеся голоса, она хотела было поднять старуху, но, увы, у неё не хватило на это сил. Она смотрела в её глаза, привычные, любимые, в них даже в этом полубессознательном состоянии читалась материнская любовь.

     - Мама, они рядом, они идут сюда с огнём – сказала  Изабель,  сжав её руку – нам надо идти, они сожгут нас. 

                    Но мутный туман материных глаз не рассеялся, она лишь нервно дернула рукой и всё также продолжила бормотать бессвязную речь.  Изабель села и заплакала, она понимала, что ей не суметь вытащить больную мать из этой избы.

                    Крики стали ближе. Она теперь четко различала голоса, женские, мужские, они больше не мешались в кучу, а составляли славный дикий хор. Она слышала слова, она различала интонации и нескольких даже узнала. Пастора католической церкви, его прихожан, толстого мельника который не раз приходил к ним за отравой от грызунов и травой для больных зубов. Она различала многих, кто уже успел посетить их этим летом, до того как упал урожай.

                    Внезапно мать назвала её по имени. Изабелла бросилась к ней. Мутный туман ушел с её глаз, и она узнала дочь.  Изабелла хотела рассказать ей о надвигающейся беде, но старуха улыбнулась, своими морщинистыми глазами, и прошептала ей – «Беги».  Любовь к дочери, стальное упорство и просьба читались в её глазах. Ведь они были так похожи, и Изабелле ничто не стоило плюнуть этим выблядкам в глаза и сгореть вместе с ней. Но мать была против, это было её последнее желание, которое она не могла оставить несделанным. 

    Сжав её руку, она прикоснулась к морщинистому лбу. От матери пахло еловыми ветками, застиранным бельем и старой любимой старухой, с которой она провела последние двадцать лет.  Вытерев слезу рукавом, Изабель  встала, голоса были совсем близко, следовало спешить.

    Огонь, подымающийся над её жилищем, был виден издалека. Ровно, как и большинство пьяных, полупьяных и в малом количестве трезвых односельчан. Во главе их было двое людей, местный священник и инквизитор, специально присланный из замка. Оба внимательно смотрели за пожаром и периодически приказывали тушить кустарник, на который распространялся вольный огонь. Пожара в лесу никто не хотел.

    Как кричала мать, она не слышала, но это вовсе не обнадеживало её тем, что мать снова вернулась в помутнение, нет, она просто стерпела эту боль.  Изабелла сжала кулаки, как бы она хотела хоть на секунду стать той самой ведьмой, ради которой всё это захотелось, выесть глаза пастору и инквизитору, заставить их выплевывать свои окровавленные легкие прямо на стол, когда он жрут их местные амбарные остатки.

    Но это лишь мечты. В реальности ничто это не осуществимо, все, что она может это сварить местную настойку от болей в животе, зубах и конечностях. Да и то строго следуя материнским указаниям. И уж никак не послать на эту толпу чуму, которая скосила бы их под самый корень.

    Сзади хрустнула ветка. Изабелла обернулась, несколько волков стояли прямо за её спиной. Крупные, серые, они очень сильно напоминали собак, но отличались от них глазами, спокойными, тихими, свирепыми. Вожак вышел, вперед обнажив зубы. Он готовился напасть. Изабелла, не стала убегать, наоборот улыбаясь, она шагнула вперед. Она нисколько не боялась умереть сейчас, когда  в трёхсот метрах от неё, догорает её мать. Но волки её не тронули, что-то мешало им, так было со всеми дикими животными, пытавшимися на неё напасть, поэтому она спокойно гуляла в лесу совсем одна.

    Когда волки ушли, она устало опустилась на траву. Силы окончательно покинули её, навалившись на веки почти свинцовой тяжестью. Сон, сон взывал к ней, прося о скором свидании, которое было крайне необходимым. И она уснула. Изнеможённая, полуголодная, исцарапанная, полная горечи и злобы. Казалось бы, это было почти невозможно, но тело её больше не слушалось, оно хотело лишь покой.

    Проснувшись, она увидела, что возле сожжённой избы было несколько вооруженных людей, которые обыскивали пепелище. Останки, им нужны были их останки, решила она и тут же снова увидела инквизитора, он стоял ближе к лесу и внимательно смотрел чуть ниже её холма. Укутанный в черный камзол, он был неподвижен, лишь редкий поворот головы выдавал в нем жизнь.

    Когда их взгляды встретились, он всё также был неподвижен, молча, внимательно, он рассматривал её между зарослей кустарника, пока, наконец, к нему не подошел один из стражников короля. Уловив взгляд священнослужителя, он громко позвал остальных и указал на неё. Но инквизитор положил на его плечо руку и что-то прошептав, осадил пыл, здоровяка. Затем, он не спеша сделал несколько шагов, и сократив расстояние, позвал её по имени.

    Звал он мягко, словно боялся, что она испугается, почти породному. Изабелле даже показалось, что она его знает, хотя этого человека она видела впервые.  Теперь она в этом не сомневалась, так как смогла разглядеть его получше. Высокий, стройный, он обладал худым лицом и орлиным носом, подымающимся, над узкими губами и острым подбородком. Мужчина обладал крайне жестокими чертами лица, крайне удачно подходившими к его горящим огнем глазам.

    - Изабелла, изабелла  - говорил он мягким голосом  - спускайтесь, вы устали и вам некуда идти. Справедливый божий суд карает лишь еретиков и грешников, а вы я уверен не из их числа.

    Изабелла не верила ни единому его слову. Ей лишь нравился его вкрадчивый голос, который она бы с удовольствием взяла себе. Но, увы, её голос был куда звонче этого и годился разве что для передразнивания колокольчика. 

    Почувствовав быстро надвигающуюся опасность, она бросилась бежать. Сражу же, послышался грозный голос инквизитора, приказавший стражникам пуститься в погоню. А затем, крики, хруст веток и бряканье металла.

    Изабелла бежала быстро. Ветки били по лицу, она проваливалась в мох, но всё равно была гораздо быстрее своих преследователей, и это не удивительно, она столько раз бегала в этих лесах, что научилась крайне быстро передвигаться в этих окрестностях. К тому же единственный козырь стражников тут был бессилен, лошади не могли достаточно быстро идти по этим топким местам.

    Быстро оторвавшись от преследователей, запутав их в непроходимых болотах. Она вышла к небольшой опушке, куда уже начал падать утренний яркий свет. Здесь было сухо, солнечно и воздух начинал понемногу отогреваться после холодного, неприятного утра.

    Изабелла подошла к ручью. Её руки и ноги были все в остатках земли и грязи, так как она несколько раз крепко плюхнулась , пытаясь как можно быстрее оторваться от преследователей. С наслаждением она обмочила руки и прикоснулась ими к лицу. На нём всё ещё оставались соленые остатки слез, и смыть их, оказалось гораздо приятнее, нежели всё остальное.

    Ручей оказался родником, самым начальным этапом путешествие лесной воды. Чистый, прозрачный он оказался крайне вкусным и приятным, утоляя жажду, она даже улыбнулась. На секунду, на миг ей показалось, что всё будет хорошо, как будто всё её сознание дернулось в сторону слабой надежды на спасение.

    А потом пришло уныние, она понимала, что против неё ополчилось все королевство, что никто не поможет ей, никто не протянет руку помощи, а лишь постараются как можно быстрее отправить на стол к мясникам инквизиторам, которые в считанные часы выбьют из неё признание, а затем сожгут на праведном костре.

    Она посмотрела на бабочку. Красивая, цветная, с яркими красными красками она села прямо напротив неё, словно бы не замечая огромного человека. Изабель невольно потянулась к ней рукой, ей очень захотелось, чтобы бабочка перешла к ней и хоть немного, но поседела на её пальце.

     - Бу! – неожиданно резко раздался громкий голос сзади. Изабель подпрыгнула и резко обернувшись, попыталась побежать в лес, но вместо этого снова споткнулась и воткнулась лицом в грязь, вызвав тем самым громкий хохот со спины.

    Обернувшись, она увидела высокого, крепкого юношу, в багровом камзоле с красиво расшитым плащом и соколом на левой руке. Он громко смелся и нежно поглаживал птицу

    по маленькой голове. Увидев, что она обернулась, он на секунду застыл, а потом снова засмеялся, держась свободной рукой за шпагу. 

                    - Простите сударыня, виноват, не удержался -  сказал он подходя к ней и протягивая руку с расшитым бархатом белым платком –  поймите правильно, ваша боевая окраска не может не вызывать смех. Вы что, так маскируетесь от животных? Я ведь сам большой охотник маскировки и пожалуй с удовольствием возьму у вас пару элементов этой диковинной стратегии. Ммм, забыл представиться, Виктор.

                    - Изабель.

                    Изабель отклонила платок и быстро вытерла лицо рукой. Она поняла что пока опасность ей не грозит и этот богатый сын вельможи ничего не знает о охоте на неё. А значит, был шанс спастись. Она отошла подальше и оглядела себя, грязное платье, лицо, она даже хуже чем обычная крестьянка, после дневной работы в поле.

                    И тем не менее он с интересом её рассматривал. Высокий, красивый, с нетающей улыбкой на губах. Он был подлинным сыном этой древней земли, которая с давних пор рождала крепких телом мужчин, повымерших из-за частых смешиваний с инородцами. Гордо выпрямившись, Изабель отошла на несколько шагов, ближе к лесу. Она уже решила для себя, что никому не будет доверять. Впрочем, юный охотник и не стремился набиться ей в друзья, он лишь продолжал её рассматривать.

                    Все изменилось, когда из-за деревьев прямо позади Изабель появилось двое стражников, на удивление быстро добравшихся до этой опушки. Такие же грязные, запыхавшиеся, они видимо так старались выслужиться, что бежали почти как она, только лишь с тем исключением, что не знали топких болот и при любом неправильном шаге могли запросто расстаться с жизнью. Увидев её, они с радостным воплем бросились вперед, выхватив своё оружие. Изабелла от неожиданности попятилась и споткнулась, сев на землю и закрыв руками лицо. Ей стало страшно.

                    Но резкий визг металла, заставил её быстро выйти из этого состояния. Раскрыв глаза, она увидела, как шага, держа две такие же на своём клинке, легким движением вырвала их из рук обоих стражников и воткнула в землю. Кем бы он ни был этот богач, но со шпагой он обращался безукоризненно, молниеносно обезоружив двух мужчин.

                    - Господа, господа, постойте  - дружелюбно заметил незнакомец – нельзя же вот так, врываться в наше милое общение, к тому же вы не представились.

                    - Мы королевская стража  - злобно выдохнул один – и ты ответишь за это.

                    - Возможно, и, тем не менее, советую вам подобрать ваше оружие, а то ваши товарищи просто не поймут столь странного положения вещей  - ответил он, показывая на лес, откуда выбирались ещё трое солдат.

                    Получив подкрепление, стражники резво вскочили с травы и вытащили свое оружие из земли. Теперь они стали чувствовать себя более уверенно, почти как бравый незнакомец, который не только не испугался, а даже как-то повеселел и едва заметно, подмигнув Изабелле. Шпагу он так и не убрал, просто опёрся на неё двумя руками, показывая при этом полнейшее благодушие к пятерым вооружённым противникам.  

                     - Ах вот ты где – раздался из лесу громкий голос - а я тебя повсюду ищу, тоже мне главный ловчий, который сам подобен зверю, чуть отвернёшься как всё, пропал.

                    Человек, чей голос был подобен раскату грома, был верхом на лошади, белой, покрытой яркой красной накидкой. Саже наездник был в таких же тонах, но куда более наряден. Белая рубаха, плащ, всё расшито золотом и красным бархатом, особенно там, где красовался королевский герб. Изабелла узнала его, это был принц Карл, заядлый охотник и любимый сын короля.

                    Юноша, подъехал, сперва к незнакомцу, затем к склонившимся стражникам. Объехав их и хорошенько рассмотрев, он снова вернулся к своему ловчему, который всё также стоял, опершись на собственную шпагу. На неё принц посмотрел лишь мельком, явно раздраженный возникшей ситуацией.

                    - Виктор, почему я должен тебя искать? Здесь что, полно дичи? Ну, так я не вижу ни одного волка, или лани. 

    - В этом, вы не правы ваше величество, – спокойно заметил ловчий – и то, и другое, здесь в избытке.

                    - В избытке – принц, наконец, остановил коня – что ж ты мне предлагаешь охотиться на собственную стражу.

                    - Только если она пытается загрызть ваших мирных животных  - всё также полушутя отвечал ловчий – в целях сохранения поголовья вашей редкой дичи.

                    - Редкой говоришь. И что же в ней такого редкого, в этой замарашке  - принц посмотрел в сторону Изабель.

                    - Она ведьма, это из-за неё пропал наш урожай ваше величество. Мы вместе со священнослужителем Кристофом Лютеранскому преследовали её по болотам. До тех пор, пока ваш ловчий не помешал нам.

                    - Какая неприятность  - досадливо поморщился принц и переглянувшись с ловчим добавил – досадить такому человеку каким представляется наш священный инквизитор, впрочем, это мы уже без вас решим, пошли вон.

                    Когда опушка опустела, принц подошёл к ней ближе. Он был также красив и молод, почти одного возраста с ловчим, может год или два разница. Приглядевшись к ней, он задумчиво пожал плечами и повернувшись к ловчему, который смотрел в сторону приближавшийся королевской свиты что-то неслышно сказал, на что тот утвердительно кивнул.

                    Изабелла поднялась, ей хотелось как можно быстрее покинуть это место. Голова немного кружилась, но в целом она могла идти. Увидев, как она поднимается, ловчий подвел к ней своего коня. Это был черный, крепкий жеребец, по бокам которого также висел королевский герб.

                     -Так значит вы ведьма? – спросил он, разглядывая её лохмотья  - я вас представлял немного иначе.

                    - На метле?  - хмуро бросила Изабелла. Но немного отойдя, добавила – спасибо вам, я не знаю, как вас отблагодарить.

                    - Ох, рано сударыня, рано. Всё ещё только начинается – сказал Виктор, всматриваясь в подъезжающих всадников и громко добавил  - глубокоуважаемый святой отец, что завело вас в столь дремучие леса, жажда охоты?

                    - Не только сын мой, я слышал, здесь завелись доверчивые души, которые так и тянуться к еретикам и изменникам святой земли – тихо ответил подъехавший к ним инквизитор  - Как я вижу, вы решили, что защищать ведьму ваше новое призвание?

                     -Я всегда защищаю женщин, когда им угрожает опасность. А уж ведьмы они или нет, на это лишь господь бог судья.

                    - Именно его волю я и исполняю ловчий – хмуро ответил инквизитор.

                    - Виктор, позволь мне говорить – мирно сказал принц, положив руку на плечо ловчего  - всё-таки святой отец имеет право знать, что происходит в королевских землях. Ведь на то сюда его и прислали. Правильно я говорю?

                    - Вы совершенно правы ваше величество.

                    - А теперь расскажите, в чем виновата эта девушка?

                    - Она подозревается в колдовстве, ровно, как и её мать.

                    - А где её мать?

                    - Сожжена в праведном огне.

                    - Хм, но если мне не изменяет память, колдовство не передаётся по наследству и стало быть ведьма погубившая посевы уничтожена, ведь не могла же наша святая инквизиция, спалить невиновного человека.

                    - Что вы этим хотите сказать?

                    - Что вину надо доказать если она имеется  - сказал принц и погладил белоснежные поводья – мой отец славиться своей мудростью в решение государственных вопросов, я почти уверен что он поддержит такое решение. Ровно, как и ваше право на самовольное уничтожение его слуг.

                    - Мы пришли по указу святой церкви. Причем тут ваш отец – зло ответил инквизитор – только церковь может отличать еретиков и демонов.

                    - А королевский суд преступников, именно которого я могу усмотреть в этой девушке, да и то лишь потому, что не донесла на собственную мать, ослепленная любовью к ней. Увы, но в мои обязанности входит не только охота и прочие развлечения, я также обязан и следить за общим порядком в королевстве.

                    - Вы точно в этом уверены – прошипел инквизитор  - вы точно уверены, что хотите поспорить со святой церковью великого папы Римского, Иоанна третьего.

                    - В данном случае я спорю лишь с вами святой отец, да и то, только лишь в том, что доказываю вам, что вы уже сделали свое дело, убив ведьму. Фактически я убеждаю вас, в том, что вы прекрасно справились с собственной работой.

                    - Мне говорили о вашем красноречии, ваше величество. Что ж это похвально, этому королевству нужны монархи ораторы, только вот они также обязаны, быть жесткими в решении своих проблем, впрочем, не буду вас более мучить своим обществом, я вижу, что я мое здесь присутствие неуместно. Встретимся во дворце.

                    - Конечно. Хорошей вам дороги, святой отец. О девушке не беспокойтесь, мы доставим её сами  - сказал принц, и всё также опираясь на Виктора и помахал инквизитору рукой, после чего обратился к ловчему.

                    - А теперь, любезный мой друг, убеди меня в том, что я не совершил глупость, вытащив эту крестьянку из петли.

                    - Милорд, вам лучше посмотреть – спокойно ответил Виктор и поманил рукой Изабель поближе  - я точно не уверен, но, кажется это именно она.               

     

          

     

    Категория: РАССКАЗЫ | Просмотров: 157 | Добавил: motilec | Рейтинг: 0.0/0 |
    Всего комментариев: 0
    Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
    [ Регистрация | Вход ]
    Copyright MyCorp © 2017
    Сайт управляется системой uCoz