Воскресенье, 20.08.2017, 14:42

Mr. Motilec

Главная | Регистрация | Вход
Приветствую Вас Гость
RSS
Наш опрос
Оцените мой сайт
Всего ответов: 62
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Форма входа
Поиск
Календарь
«  Январь 2010  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031
Архив записей
Друзья сайта
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz
  • Главная » 2010 » Январь » 13 » Cтишок воск
    Cтишок воск
    09:04
     Глава первая  
                                            Пятница.  
                    Ночь изменила этот город. Она растворила в своей темноте всё грязное и банальное, оставив в фонарном свете мокрый асфальт, срезанные ветром листья и небольшие зеркальные лужи.  
                   Дмитрий Николаевич Чирвин, человек с глазами небесного цвета, чувствовал себя хреново. Глаза, привыкшие к темноте, сильно болели от яркости ночных фонарей. Голова и мышцы, одаривали тошнотой и периодическими судорогами, а сердце ритм, которого отдавался эхом по пустым городским переулкам, всё время пыталось вырваться из грудной клетки. Его рефлексы, которые превышали все допустимые природой нормы, медленно возвращались на прежний уровень. 
                 Дмитрий остановился и оперся рукой о стену. Шершавая поверхность была мокрой и холодной. Мысль о том, что ночные улицы вспотели от напряжения, позабавила, ведь он точно так же страдал от переизбытка чувств к этому городу. Городу, где возможны самые страшные встречи, где пьяницы и проститутки были постоянным явлением, а грабежи и изнасилования никого уже не удивляли.  
                 Девочка, которую он искал, была невысокой и очень худой. На её белокурой головке красовался огромных размеров бант, а худое тело прикрывало серое, потрепанное платье. Это был незваный гость из фильма, где небольшой американский городок подвергся эпидемии и был оцеплен национальной гвардией. Чуткие военные убивали каждого, кто пытался выбраться за пределы карантина, поэтому в этом страшном фильме, эпидемия не получила большого распространения и была локализована. Девочка тоже должна была умереть, но благодаря поломке контролирующего устройства и возникновению второго портала, выбралась в реальный мир. 
                Дмитрий свернул в один из дворов, откуда доносился резкий запах юного тела, насквозь пропитанного смертельной болезнью. Он сразу заметил её, бедняжка стояла возле детской площадки, заинтересованно разглядывая темную арку ближайшего дома. То, что он первый нашел ребенка, его не сильно обрадовало. Во-первых, искать случайных гостей была прямая обязанность Антона, а во-вторых, в спешке он схватил пистолет со снотворными, а не с боевыми разрывными, и в третьих, сильные боли постоянно твердили о том, что скоро он станет обычным человеком. К тому же дети ему никогда не нравились. Но приказ есть приказ, Диана очень настойчиво просила его об этом одолжении, пообещав выслать вскоре подмогу. 
                  Успокоившись насчет случайных свидетелей, Дмитрий хотел было сделать первый шаг к цели, но здоровая бойцовская собака, резко нарушила его планы. Она вышла тихо без рычания, из арки, в которую так настойчиво вглядывался ребенок. Пасть собака не открывала, но и размера сомкнутой челюсти хватало, чтобы понять, какой ужасный вид будет у её жертвы. Тем более той, которая гораздо меньше её по размерам.
                 Дмитрий немного поправил пальто и вытащил из плечевой кобуры пистолет. План с резким поворотом шеи на сто восемьдесят градусов, окончательно уступил варианту со снотворными. Выстрелы прозвучали тихо, словно подражая человеческому дыханию. На время, потеряв интерес к собаке, девочка коснулась рукой спины и с удивлением поднесла к глазам небольшой дротик. Вслед за первым, таким же образом она вытащила и второй. Потянувшись за третьим, девочка упала без сознания, и об оставшейся в ней жизни говорила лишь работа легких, которая не прекратилась от выстрела, а стала более медленной и менее продуктивной. 
               – Любезный Арти, наш звереныш около третьего дома, пока живой. Я её выследил остальное за тобой - негромко проговорил Дмитрий, снова посматривая по сторонам и не спеша, перезаряжая барабан – Возле девятого дома…
               Докончить мысль он не успел, неожиданное резкое рычание и его резкая остановка заставили Дмитрия позабыть о разговоре. Бедное тело животного, неожиданно ставшее союзником, под воздействием маленьких детских рук стало быстро рваться, показывая свой внутренний, красный мир. 
              Три последующих дротика не произвели усыпляющего эффекта, но зато привлекли внимание. Медленно подняв голову вверх, девочка стала искать глазами обидчика. Как только взгляд расширенных зрачков остановился на Дмитрии, по её бледному лицу сразу же прошлась кровавая улыбка, обнажавшая ряд молочных зубов. Вяло смахнув дротики с маленькой груди, девочка прыгнула и попыталась вцепиться в самое горло своей новой жертве. Ловко увернувшись от детских ногтей и зубов, Дмитрий резко ударил ребенка рукояткой револьвера. Послышался негромкий хруст и маленькое тело медленно осело на асфальт, теряя при этом не только кровь из проломленного черепа, но и сознание. 
               Дмитрий опустил окровавленный пистолет, и огляделся. Кроме мертвой собаки, зрителей не было. Снова вернувшись к ребенку, он заметил как улыбка, которая сошла еще в прыжке, стала медленно восстанавливаться, а взгляд концентрироваться на нём. Он поднял револьвер и всадил дротик прямо в глаз. Не найдя препятствий на пути к мозгу, острая игла быстро достигла своей цели. Маленькое тело дернулось и замерло. Больше в нём не присутствовало никакой жизни.
                Негромко вздохнув, Дмитрий убрал пистолет и достал пузырек с темно-синей жидкостью. Сперва он полил ей тело девочки, потом тело собаки. Оба стали быстро растворяться. В это время из темноты вышел высокий молодой человек. 
                Дмитрий повернулся в сторону нового гостя. Это был Антон, обещанное подкрепление. Человек, в обязанности которого входила очистка городских улиц от прорвавшихся из мира кино гостей. Два года назад, их небольшая группа впервые столкнулась с появлением двойных порталов. Каждый раз, когда кто-то из них входил в очередной киношедевр, в двухкилометровом радиусе от портала возникала небольшое миниатюрное окно из этого же фильма. Вследствие того, что зачищать улицы прежним коллективом было крайне затруднительно, созрело решение о том, что следует увеличить число людей. Человека решили взять уже с навыками военных действий, чтобы быстро ввести в курс дела. Антон Петрович Ударов, человек потрепанный войной, подходил для этой роли идеально. К тому же он был общим знакомым, так что внедрение в коллектив прошло быстро и не заняло много времени. Со временем проблему с возникновением дыр удалось разрешить, а человек остался. В виду нервных срывов и очень сложной психики, Ударова не смогли приспособить как путешественника в мире кино, оставив в качестве резерва на всякий случай. Но сидя без привычных его сердцу приключений он заметно тосковал, каждый раз надеясь, что прежние проблемы вернуться.
                Антон был одет как обычно. Спортивный костюм, кроссовки и черная бейсболка. Подойдя поближе, русоволосый крепыш критически осмотрел место битвы и мокрые следы на асфальте.
                - Проблемы были? – не дождавшись ответа, он деловито посмотрел на детский труп – надо же, прям в мозг…
               Дмитрий пожал плечами, он знал, что в понимание Антона, проблемы начинаются как минимум с пятидесяти трупов. Поэтому, комментарий он воспринял больше как желание поговорить о чем-то более важном.
            - Брыкалась? – 
            - Слегка - 
            - Бывает. 
            - Тебя что-то гложет дружище? – не выдержал Дмитрий, спиной чувствуя вопросы, назревающие у друга. 
    Антон, слегка сдвинул брови и не спеша спросил. 
            - Я так понимаю, у нас опять возникла необходимость в зачистках?
            - Наверно, по крайней мере, сейчас. Видишь, как засуетились, я так понимаю, тебя с постели подняли?
            - Не совсем. Ты лучше расскажи что произошло, я то не в курсе. Только и успел, что оружие захватить. 
            Дмитрий почесал затылок. Он и сам не особенно разбирался в причинах возникновения этих переходов из одного мира в другой. Эта проблема его интересовала, поскольку постольку, ведь там где путешествовал он, реальный мир отсутствовал.
            - Мне вообще об этом рассказали, когда я вылез. Не стали от задания отвлекать. Хотя вид был слегка перепуганный. Мне кажется это надолго, готов биться на бутылку, твоя жопа завтра будет в тренировочной. 
            Антон, удовлетворенно улыбнулся. Вид широкой улыбки, медленно расплывающейся по его физиономии, был удивительным зрелищем. Лицо, чей грозный вид отпугивал людей почище дубинки и пистолета, мгновенно преобразилось став добрым и дружелюбным.
            - Это славно, я давно не разминался – он грустно посмотрел на валявшиеся, на земле дротики – и как результат я в конце, а не начале.
             Дмитрий слегка усмехнулся, он знал, почему Антон только вторым номером шёл в этой погони. Препараты, которые усиливали его рефлексы и чувства, каким-то непонятным образом, подсказывали, где искать киноперсонажа. Именно по этой причине он и вышел на след первым, инстинктивно следуя за потерявшимся монстром. Если бы не они, то вполне вероятно, что только жертвами в лице собаки, обойтись не удалось. Так что то, что Антон, приходил на место бойни в предыдущие разы первым, говорило лишь о том, что в них не участвовали остальные. Антону не раз предлагали попробовать сделать укол, но будучи поклонником собственных сил и оружия он лишь брезгливо фыркал.  
             - Мотыль – он наклонился и подобрал дротики – а дротики зачем? Ты ее, что, живой взять хотел, он же зомби. Их вроде усыпить вообще нереально.
             Признаваться в том, что он схватил, первое попалось под руку, желания особого не было. Ударов всегда хвастался тем, что при любой атаке не теряется и уж тем более ничего важного не забывает. Это у него еще с армии осталось. Поэтому Чирвин соврал.
             - Новое средство, оказалось, не работает. 
             - Да – понимающе вздохнул здоровяк – Бывает. Хотя со мной проколов не было – снова сворачивал он на любимую тему.
             - Ну, да наверно – Чирвин покрутил голову, и шея неприятно хрустнула – если это всё что ты хотел у меня спросить, то если не возражаешь, я маленько прогуляюсь. В такую отменную погоду, у меня пробуждаются очень сильные эмоции. Ведь осень пора романтических натур.
             - Романтических… – Здоровяк коснулся затылка – девку тебе пора завести, да побойчее, так чтобы желание по ночам шляться отпало и желательно повисло.
             Он расхохотался. Смеялся Ударов всем телом, словно каждая мышца старалась принять участие в общем веселье организма.
    Дмитрий не ответил. Он спокойно переносил подобные насмешки, внешностью он не страдал, девушки часто с удовольствием с ним знакомились. А поиск конкретной любви он уже не вел. Встретив однажды и вскоре потеряв, он слишком сильно запомнил её лицо. Лицо девушки, чьи страдания были невыносимыми.
              Вдоволь насмеявшись над собственной шуткой. Антон, крепко стукнув его по плечу, отправился домой. Ночь его не привлекала, он любил действие и старался жить только этим явлением. 
             Прошло четыре часа, прежде чем длинный металлический ключ Дмитрия вошел в скважину, сделал несколько поворотов и замок открылся, а подвальная дверь, поддавшись нажиму руки, отворилась. Этот с виду обычный подвал составлял целый комплекс систем опознавания, от отпечатков пальцев на двери, до сканирования сетчатки глаз в полной темноте среди труб и пара, помимо этого подвал был заминирован и при срабатывании системы защиты сразу же взрывался.
              Пройдя половину этого темного, дурно пахнущего помещения, Дмитрий свернул налево и оказался, перед отвесной стеной в некоторых местах слегка разрисованной. 
              - Как, казалось бы, просто – сказал юноша, потерев один из рисунков, заставивших работать невообразимое количество механизмов, благодаря которым, через минуту ожидания стена бесшумно отъехала в сторону и также бесшумно закрылась, как только человек прошел внутрь. Дальше был лифт, который опустился на несколько нижних этажей. 
              Выйдя из стальной кабинки, Мот нащупал выключатель и включил свет, сразу щелкнуло несколько открывшихся дверных замков. Весь подвал был одним большим куском из прошлого. Да в нем было несколько примочек современности, но в остальном, том меньшем, что делает человеку комфорт, этот дикий по своим параметрам чулан напоминал, старое доброе СССР. Старые лампочки с железными ободками, стены с обвалившейся штукатуркой и толстые потолки, сделанные добротно на века, пусть не изящно, но зато чертовски добротно, потому что, если цемента не доложили, то это было бы хищением у государства, а за это совсем другой спрос был, нежели в современные времена. 
                « Автоматика, но не полностью, хоть это радует»- подумал он, пройдя по коридору и открыв одну из дверей. Внутри стояли стеллажи, с великим многообразием, разных видов банок, колб, пакетов, шприцов, ампул, таблеток. Все препараты были тщательно пронумерованы и имели свои сокращения, написанные, правда, не на компьютере, а изящным женским почерком на бумажке приклеенной на обычном канцелярском клее.  
                Шкаф, небольшой стол с компьютером и маленькая лампой, стояли в углу, обозначая некоторое рабочее пространство. Очевидно, сюда заносилось количество препаратов, в жидком или кристаллическом виде выдаваемых, людям. Мотылек взял с полки ампулу, отколол краешек, заполнил содержимым шприц и ввел в руку, там, где специально был вшит кусок пластмассы, который обычно делают диабетикам для безболезненных инъекций.
               Дальше была комната с табличкой «Кино». Посередине стояло большое зеркало с кучей электроники по бокам, парой средних мониторов, проводами и что особенно интересно старым добрым видеомагнитофоном, хотя и двд, тоже присутствовал.
               Достав из кармана, чуть треснутую видеокассету, Мотылек вставил её в видеомагнитофон, который слегка зашумел. Нажав несколько кнопок на пусковой панели и поработав с клавиатурой, он сделал так, что комплекс устройств показал свою полную готовность.
               - Один момент и я в кино, в любом месте на мой выбор. Пим, пам, пам. – напел он, подняв глаза к зеркалу, в котором исчезло его отражение, он улыбнулся - мистические маленькие девочки полузомби говорите, нет, сегодня, их больше не будет, сегодня будет другое видео - сказал он, шагнув в зеркальный проем.
              Кино, в которое он повадился ходить, было обычной мелодрамой. В мелодрамы, Дмитрий ходил не часто, его больше привлекали ужасы и фантастика, поэтому встреча с этой девушкой была особенно неожиданной. Вот уже пятый раз он снова и снова попадает в комнату к ней, оставляя усталость и острое чувство одиночества позади. Она сказала, что её зовут Лило, но это не важно, важно то что она очень похожа на Алену, его бывшую девушку которая умерла. 
              Красивая, она лежит на мягком кожаном диване. Её бархатистые черные волосы, подчеркивают белизну гладкой белоснежной кожи, её тело, срисованное с богини возвеличивает слабый пол, немой песнью о прекрасном. Её рука небрежно касается бокала с вином и подносит его опьяняющее содержимое ко рту. Её губы алые как кровь спокойно касаются стекла, а полузакрытые глаза приоткрываются, создавая эффект пробуждения, но все это фальшь на самом деле внешность не так важна как душа.
             За окном полнолуние, балконные двери открыты. Случайный холодный ветер лета, остуженный её величеством ночью, приятный гость. Одинокий гордый цветок на подоконнике, слушает дыхание своей хозяйки, он прекрасный сторож покоя, он верный спутник её жизни. Свет падающей со стороны окон, проходит сквозь стекло легко и непринужденно, освещая большую комнату.
             Когда из воздуха, создается небольшая воронка, из которой появляется Дмитрий - это никого не удивляет, наверно, это уже происходило и раньше.
             Лениво чуть повернув голову в сторону волшебного кудесника, женщина улыбается и делает еще один небольшой глоток. 
             Дмитрий стоящий посредине комнаты, чувствует себя как дома, он спокойно снимает верхнюю одежду и вешает её в шкаф, переобувается в мягкие тапочки. Дальше он идет в ванну, наливает горячую воду, украшает пенкой и добавляет соль расслабляющую тело. После чего опускается в теплую воду, блаженно закрыв глаза. Время идет как обычно, стрелки часов не спешат и десять минут в ванной кажутся вечностью блаженства. 
            Приятный белый теплый халат, накинут на тело мужчины легким движением руки. Чистый, успокоенный он видит её. Время, опять идет навстречу, оно слегка замирает, оно делает это тонко и изящно, оно мудро, его действия являются положительным моментом этой встречи.
     Печально, но мокрые следы на полу раздражали её всегда, а он обожал их делать и ненавидел хорошо вытираться. Сощурив большие наивные изящные глаза, она внимательно наблюдала, за его вольной походкой. 
            - Ты неисправим, мой друг, - сказала она.
            Наверно только её губы, своим касанием воздуха, могли создать, могли впустить в мир звука такой голос. Он был не звонкий, а тихий и твердый, томный и мягкий. Словно плывший по волнам корабль очаровательно мощный и пьянящий красотой, голос плыл по звуковым волнам. 
            - Ты опять хочешь немного внимания? – на её лица была улыбка, он точно знал это. Из всех девушек, которых он видел, только у неё была способность создавать ощущение улыбки, практически не меняясь в лице.
            - Внимания, ласки, теплоты, умных речей всего того, что я обычно получаю от тебя.  
            - Ты думаешь, что ты этого достоин? 
            Она нежно коснулась его руки, женственная кисть девы была меньше, но грозные ноготки, являлись по её словам заменой размеров и серьезным оружием. Растопырив пальчики в разные стороны, она положила их сверху его пальцев. Чирвин вздохнул, он знал эту игру в показательную слабость женщины, его планы относительно немедленной страсти рушились, потому что именно так она подходила к массажу, который он в принципе любил делать редко.
            Слегка улыбнувшись, Дмитрий уверенно перевернул её. Она закрыла глаза. Крепкие руки, разминали тело. Он не форсировал события, он знал уже спешить поздно. Начиная с шейных позвонков, Дмитрий плавно спустился к талии, постепенно увеличивая нажим и энергетику движений. Переминая мышцы, он чувствовал их мягкость и эластичность, идеальную кожу, позвоночник. Устав, Чирвин пробежал по всей области спины играющимися пальцами.
            - Я думаю, ты достоин - выдохнула она. 
            Перевернувшись, женщина обвила его шею руками, увлекая за собой, даря незабываемые ощущения близости с богиней.
     Скрип, скрип, скрип. Вдох, рождает выдох, тишину разрывает бешеный стук сердец. На диване, двое людей, чья близость дала наслаждение, умиротворение, лишила страха.
            -Тебе хорошо? 
            Женский вопрос, казалось бы, звучит глупо, но это не портит человека задавшего его, не показывает его глупость, а лишь характеризует как ранимое, требующее заботы создание. Мот это знает, он чувствует, как она не ждет ответа, а еще он знает, что время перестало быть другом и теперь оно неумолимо движется вперед.
            - Мне хорошо, Лило. Мне всегда хорошо с тобой.
            - Ты боишься рассвета?
            - Нет, малыш, это в сказках, плохие боятся рассвета.
            - Ты останешься?
           Дмитрий склонил голову и увидел, что она смотрит ему в глаза
     - Я не хочу, чтобы ты уходил. Каждый раз, когда ты уходишь, я чувствую себя слабой, а я уверенна, что я не слабая - сказала, она нежно прижавшись.
            - Конечно моя девочка, ты самая сильная. 
            - Тогда почему, я чувствую слабость. Мы женщины сильны в чувствах, и привыкли верить им.
            - Ты все время мне задаешь вопросы, на которые знаешь ответы. 
            - А ты всегда пытаешься на них ответить умнее, чем в прошлый раз.
            Мужчина, поднялся с дивана, накинул халат, и подошел к окну. Неторопливо, вдали, подымалась, большая звезда по имени солнце. Рассвет, во все времена был красив. Мот смотрел на его безжалостное появление, ему очень не хотелось уходить ведь, этот мир давно уже перестал быть для него другой реальностью, а эта женщина просто кадром пленки. 
            Лило, отпила немного вина. 
            - Приди вовремя в следующий раз – неуверенно, мягко попросила она, – не забудь у нас маленький праздник. 
            Чуть повернув голову, он ответил, что помнит об этом. Время таяло как снег, он хотел, сказать что-то успокаивающее, но понимал, что все ясно без слов. 
            Девушка все так же лежала на диване и допивала темно красное вино. Был рассвет, и было утро. Люди за окном, начинали покидать свои квартиры, идя на прогулку с собакой или просто боясь опоздать на работу.
            Начинался новый день, который видел и расстраивался от того безразличия в глазах прекрасной богини мирно его встречавшей. Может, просто день не знал, что дело не в нем, а том ночном госте, который оставил женщину на рассвете.
    Просмотров: 583 | Добавил: motilec | Рейтинг: 0.0/0 |
    Всего комментариев: 0
    Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
    [ Регистрация | Вход ]
    Copyright MyCorp © 2017
    Сайт управляется системой uCoz